Ход конем и коды храмовников?

Автор: admin - 31 Мар 2017

Одной из замечательных особенностей магических квадратов является их способность служить полем для всякого рода узоров. Это их свойство изящно демонстрирует квадрат Меркурия (8 на 8), сетку которого можно использовать как шахматную доску. В отличие от шахматных фигур, особый интерес для нас представляют кони.
Ход конем


Каждая шахматная фигура имеет свой способ перемещения по доске. Конь [124] ходит буквой «Г» — на две клетки по прямой, неважно, по горизонтали или по вертикали, а затем на одну налево или направо. Этот особенный способ передвижения дает возможность осуществить шахматную хитрость, интригующую игроков и математиков на протяжении нескольких столетий: ход конем.
Речь идет не об игре в шахматы. В ходе конем в игре участвует лишь один конь, и ему предстоит совершить большое путешествие по доске. Конь, передвигаясь своим стандартным способом и посещая каждую клетку всего один раз, должен в обязательном порядке побывать на всех клетках доски. Хотя маршруты коня по шахматной доске были известны многим игрокам, первое дошедшее до нас решение дал французский математик Абраам де Муавр (1667–1754). Его последовательность создает узор, который временами смотрится как плетенка, хотя можно заметить, что ее начальная и конечная точки не стыкуются и потому цепочка является разомкнутой.
Другой французский математик Адриен Мари Лежандр (1754–1883) смог найти решение, при котором первая и последняя позиции на доске находились друг от друга в одном прыжке коня, так что цепочка могла быть замкнута или пройдена повторно через финальный ход, возвращающий к исходной клетке. Конь Лежандра хоть и следует более извилистым путем, чем тот, что нашел де Муавр, но узор его маршрута также упорядочен по своей сути. Если вы обратите внимание на рисунки, получающиеся после записи фраз на ваших собственных магических квадратах, то оцените различие: отображение слов не связано с какими-либо ограничениями или предсказуемостью.

Контрастирующая с вышеназванными вариантами, оригинальная версия хода конем была предложена швейцарским математиком Леонардом Ойлером (1707–1783). Согласно ей конь двигается сначала через одну часть доски, а затем — через другую, за один ход покрывая половину шахматной доски, что делает возможным повторное прохождение, замыкающее цепочку. В ойлеровском узоре — половинка к половинке — есть что-то от «плетенки» де Муавра, но, в любом случае, они совершенно отличны друг от друга [125] (рис. 51).

Вот некоторые из возможных вариантов хода конем, представленные вам для возбуждения интеллектуального аппетита и получения визуального представления о том, как это может выглядеть. Теперь переходим к другим рыцарям, к тамплиерам (храмовникам).
История и предполагаемые знания храмовников
Примерно в 42 г. н. э.: Мария Магдалина прибыла на южное побережье Франции. Ее сопровождали родственники и друзья, она была беременна или же с маленьким ребенком.
300-е-400-е: по легенде, одним из предков королей династии Меровингов был вождь франков Меровей, правивший примерно с 448 по 457 гг. Именно ему Меровинги обязаны наименованием своей династии. Мистические истории, окутывающие личность Меровея, объясняются тем, что он был одновременно и сыном короля Хлодиона, и фантастического морского чудовища. Если «отмотать» его родословную по отцу, то окажется, что одним из предков Меровея считалась Мария Магдалина. Возможно, сказочное морское чудовище Меровея — это метафорическая связь с морским путешествием Марии Магдалины, указание на то, что его истоки связаны с морем [126]. Таинственный сын Меровея Хильдерик I был погребен с хрустальным шаром и отрезанной лошадиной головой, что странным образом перекликается с нашим шахматным конем-рыцарем [127].
600-е: потомка Меровея Дагоберта II (651–679), после смерти его отца в 656 году, спрятали в Ирландии. Выросший в монастыре в Слане, он женился на кельтской принцессе и, в конце концов, смог вернуться во Францию. Овдовев, Дагоберт женился второй раз на Гизеле из Редэ, племяннице вестготского короля. Свадьба состоялась у нее дома в деревне Рен-де-Шато. Их сын Сигиберт родился в 676 году, в то время, когда Дагоберт успешно утвердился на троне Австразии, на севере нынешней Франции. Но 23 декабря 679 года, во время охоты в лесу Вевр, Дагоберт II был заколот копьем в глаз [128]. Утверждается, что юный Сигиберт и его мать бежали в ее родной город Рен-де-Шато, где мальчик стал герцогом Разэ и графом Редским (раннее наименование Рен-де-Шато). Как бы ни сложилась дальнейшая судьба Сигиберта, линия Меровея продолжилась через его кельтских сводных сестер и других представителей меровингской ветви; считается, что одна из жен Карла Великого была меровингской принцессой [129].
1000-е: после захвата Иерусалима, в ходе первого крестового похода, французский рыцарь Готфрид Бульонский 22 июля 1099 года был провозглашен (праздник Марии Магдалины) королем Иерусалимского королевства. Некоторые источники прослеживают происхождение Готфрида от Меровингов и рассматривают его избрание в Иерусалиме как возвращение города по наследству. В частности, есть версии, приписывающие Готфриду основание Приората Сиона [130].
1100-е: согласно средневековому историку Гильому де Тиру, Орден бедных рыцарей храма Соломонова — рыцарей тамплиеров — был основан в 1118 году под протекцией Балдуина I, короля Иерусалимского, брата упомянутого Готфрида. Король Иерусалимский уступил рыцарям церковь в собственном дворце, к югу от развалин храма Соломонова, чтобы они могли там собираться на молитву (главный признак отличия от прочих рыцарей). «Храм» на французском «тампль», и очень быстро Иерусалиме рыцарей стали звать «те, что у храма», «храмовники» — «тамплиеры». Их орден — и военный, и монастырский, с соблюдением обетов послушания, благочестия, бедности и целомудрия — изначально предназначался для защиты пилигримов. К 1139 году их сила влияние возросли настолько, что Папа Иннокентий II издал буллу, даровавшую им автономию от местных светских и церковных властей, кроме самого понтифика и последующих пап [131]. Бертран де Бланшфор был четвертым Великим Магистром рыцарей тамплиеров с 1156 года до самой смерти. Бланшефор происходил из области Разэ/Рен-де-Шато. Как уже упоминалось, некоторые средневековые источники утверждали, что тамплиеры прочно ассоциировали себя с меровингской династией, более того, якобы в их среде имела хождение легенда о том, что Иисус и Мария Магдалина были женаты и имели общих детей.
Это была эпоха великого церковного строительства и тамплиеры (с их богатством) сыграли немаловажную, если не решающую роль в возведении многих готических соборов. Термин «готический» по смыслу происходит не от слов «готы» или «вестготы», но от греческого «готик», что означает «магическое действие». Есть свидетельства, утверждающие, что тамплиеры-каменотесы, обученные восточными математиками, привнесли сакральную геометрию в архитектуру соборов и методы их постройки [132]. Эти хорошо обученные ремесленники, безусловно, состояли в ранних гильдиях каменщиков [133], обучая — и охраняя — секреты своего ремесла, как поступают и сегодняшние, «действующие» и «созерцательные» масоны.
Многие готические церкви посвящены Notre-Dame, то есть Деве Марии. Но словосочетание «Notre-Dame» означает всего лишь «Наша Госпожа» или «Наша Владычица». Под такой вывеской можно было спрятать все что угодно, например, почитание Марии Магдалины, как жены Иисуса, духовной владычицы и Великой Матери первого и всех последующих королей Франции. Эти соборы зачастую строились на фундаментах более ранних храмов, и во многих из них изначально присутствовали статуи, изображавшие смуглых «Черных Мадонн».
Тут прослеживается связь с «темной» или невидимой женщиной, то есть с созвездием Девы, единственным женским созвездием зодиака. Многие из великих французских соборов, посвященных Божьей Матери, похоже, являются частями проекции этого созвездия на земную поверхность. Луи Шарпентье выдвинул эту идею в 1975 году в книге «Тайны Шартрского собора».
Данное утверждение могло бы восприниматься не более чем очередной тамплиерской «уткой», если бы карты, представленные Шарпентье, не выглядели бы столь интригующе. Моя версия этой теории отображена на рисунке 52, правда, совпадения звезда-собор у меня немного Сличаются от обнаруженных Шарпентье.
Соборы северной Франции, посвященные «Нашей Госпоже», наложены на созвездие Девы. Белые звездочки и курсив означают звезды; черные точки обозначаютсоборы Божьей Матери

Современные графические программы позволили отметить на карте северной Франции места расположения соборов Божьей Матери, а затем поместить их на старинное изображение созвездия Девы, датируемое ориентировочно 1825 годом. И карта, и рисунок были определенным образом развернуты и подогнаны по размеру, чтобы соответствовать друг другу, но не «растянуты», их изначальные формы не искажены. При достаточном количестве поворотов и уменьшения размеров две любые позиции можно сделать совпадающими, но здесь мы видим четыре точных попадания — они показаны как белые звездочки, помещенные внутрь черных «соборных» точек. Кроме того, еще несколько звезд и соборов оказались расположенными невероятно близко друг к другу. Шартр, Амьен, Алансон и Лаон точно совпадают со звездами Девы; Аббевиль и Этамп находятся очень близко от них, другие позиции выглядят менее убедительно.
Знаменательно, что Амьенский собор — крупнейший готический собор во Франции — был построен специально для поклонения мощам Иоанна Крестителя, чей день, 24 июня, является особым для масонов [135]. Два величайших собора Божьей Матери, в Шартре и в Амьене, совпадают с ярчайшими звездами Девы, называющимися Спика («колос») и Виндемиатрикс («винодельница»).
Учитывая, что Дева и Рыбы в зодиакальном смысле противостоят друг другу (как созвездия, в которых находятся точки осеннего и весеннего равноденствий), мы здесь обнаруживаем отличный алхимический образ единства противоположностей: Марии Магдалины (Дева), матери колосьев, и Иисуса (Рыбы), ловца душ человеческих. Взаимосвязь этих созвездий словно бы являет собой небесное воплощение евангельского чуда хлебов и рыб.
1200-е: вдохновленные тайным Евангелием Св. Иоанна, названным «Евангелие любви», катары [136] были последователями Христа, но верили, что Иисус был, скорее, человеком, нежели Богом [137], что привело их к ссоре с Римской Церковью. Их священство было открыто как для мужчин, так и для женщин, священники практиковали лечение травами, вегетарианство, целибат, терпимость, простоту и пацифизм. Катарские миряне следовали заветам простоты и толерантности, но не были подвержены строгим запретам на мясо, брак и секс.
То, что кажется небольшой группой веселых хиппи, было широко распространенным и многолюдным образованием, привлекавшим последователей из всех социальных слоев. В Лангедоке, регионе в южной Франции, епархии катаров имелись в Ажене, Альби, Каркассоне, Тулузе и Разэ, еще две епархии находились где-то на севере Шампани, а также в других районах нынешней Франции. Еще двенадцать катарских епархий существовало в Италии, Ломбардии, Тоскане и на Балканах [138]. Статуи Черных Дев и/или церкви, посвященные Марии Магдалине, в этих же регионах были распространенным явлением [139]. Приверженные идее всеобщей грамотности и убежденные, что Евангелие должно быть доступно на местном языке, катары играли видную роль в производстве бумаги и — своей борьбой с неграмотностью, а также за предоставление равных прав женщинам — оказали деятельное влияние на расцвет искусств и письменности в Лангедоке [140].
Римская Церковь старалась активно противодействовать растущей роли катаров в регионе. В 1209 году Папа Иннокентий III объявил крестовый поход, названный альбигойским, по имени катарского центра в Альби. В награду папа гарантировал его участникам отпущение всех их прошлых грехов и любых новых грехов, совершенных во время боевых действий. По папскому благословению эти «крестоносцы» получили право присваивать собственность всякого человека, считавшегося еретиком и безнаказанно творить любые жестокости во благо католической церкви. Жадные и беспощадные воины из всех социальных слоев откликнулись на этот призыв, а вместе с ними в поход пошли священники, которым вменялось проводить проверку на ересь. Хотя Иннокентий III и назвал свою инициативу «крестовым походом» (официально объявив благословение и отпущение грехов участникам), рыцари храма и Орден рыцарей госпитальеров практически избежали активного участия в нем [141].
Нападение началось в июле 1209 года с захвата города Безье, в котором катары мирно сосуществовали с городскими евреями и более многочисленными католиками. Евреи, уже имевшие опыт подобных преследований, благоразумно бежали. «Крестоносцы» убили каждого, кто остался, зарезав около 20 000 человек. Безье пал 22 июля, в день Марии Магдалины. Затем волна массовых убийств и погромов прокатались по всему Лангедоку. Рен-де-Шато пал в 1210 году, а его фортификационные сооружения были срыты.
Многочисленные катары, а также местные светские правители, жаждавшие независимости от французского короля, долгое время оказывали ожесточенное сопротивление захватчикам. Монсегюр, их последний оплот, сдался лишь в 1244 году, после годичной осады. В старинных источниках имеются записи о том, что некоторым катарам удалось незаметно покинуть осажденную крепость, но их целью являлось не личное спасение, а сохранение святынь катарской Церкви.
В ходе альбигойского крестового похода тамплиеры нередко оказывали катарам, с которыми были часто связаны семейными узами, посильную помощь. Бытует мнение, что храмовники разделяли их убеждения — или знание — того, что Иисус был женат на Марии Магдалине.
1300-е: вскоре и сами тамплиеры разделили горькую участь катар. Богатство Ордена и его влияние, как в церковных, так и в государственных сферах, возрастало до тех пор, пока французский король Филипп IV, изрядно задолжавший храмовникам, не решил, использовав в качестве прикрытия Клемента V, возведенного им на папский престол, наложить руку на сокровища Ордена. Тщательно скоординированные аресты прокатились по всей Франции 13 октября 1307 года, многие тамплиеры были схвачены, брошены в тюрьмы и казнены.
По некоторым данным, небольшая группа тамплиеров в Безу, неподалеку от Рен-ля-Шато, избежала ареста, возможно, из-за родственных связей с тамошними влиятельными семействами. Сам КлементУ был сыном Ида де Бланшфор, потомка Бертрана де Бланшфора, являвшегося в свое время Великим Магистром Ордена [142]. Вновь, по слухам, некоторые тамплиеры сумели спастись, унеся с собой неназванное количество сокровищ.
1700-е: Мари, маркиза д'Отпуль де Бланшфор, урожденная Мари Негр д'Арль, умерла 17 января 1781 года. Аббат Биту — священник семей д'Отпуль/де Бланшфор, приходской священник Рен-де-Шато и духовник Мари — по слухам работал два года над текстом эпитафии, которую собирался разместить на надгробии маркизы, возведенном на местном церковном кладбище. В эти времена Францию уже захлестывали социальные волнения, которые в 1788 году переросли во французскую революцию. Аббат Биту успел закончить свою работу прежде, чем бежал в Испанию.
А теперь вернемся к не столь далеким временам в Рен-де-Шато, небольшой город на юге Франции, в котором имелась скромная церковь, посвященная, как это издавна принято в здешних местах, Марии Магдалине.
В 1885 году Беранжер Соньер был назначен священником этого прихода. Его официальное ежегодное жалование составляло всего лишь около шести евро [143], и потому ему приходилось охотиться и рыбачить, дабы обеспечивать себе сносное пропитание. Вскоре Соньер сдружился со священником соседнего прихода, расположенного в Рен-де-Бан, аббатом Буде, иначе говоря, поселился у него в округе, однако характер действий Соньера говорит о том, что все его помыслы были связаны с Рен-де-Шато.
Вскоре после прибытия Соньер заменил церковный алтарь. Одна из парных каменных колонн алтаря, относящаяся к временам вестготов, предположительно содержала пергаменты, испещренные кодом, расшифровке которого и посвятил себя Соньер.
В течение нескольких лет проводилась дорогостоящая «реконструкция». Появились новые витражные окна, статуя Девы, почему-то в «короне-замке» святой Варвары, покровительницы архитекторов и каменщиков, резервуар для святой воды, поддерживаемый ярко раскрашенным демоном. Соньер скупал земли по всей округе, регистрируя сделки на имя Мари Денарно, его экономки. Он построил роскошный особняк, виллу Бетания; зимний сад; библиотечную башню; башню Магдала; он приобретал статуи и барельефы, обзавелся новой кафедрой и купелью для крещения; под его руководством садовники разбивали сады и строили оранжереи. Откуда Соньер брал деньги для всего этого великолепия?
Попробуем разобраться. Гипотетически, нежданное богатство могло появиться в результате совершения каких-либо оккультных действий (магии), убийства, вымогательства или нахождения клада.
Магия: помогал ли Соньеру гигантский, естественного происхождения, пентакль ландшафта Рен-де-Шато творить заклинание «Призвание Венеры», дарующее невероятную точность оккультным предсказаниям, которые он практиковал по просьбам щедрых клиентов?
Убийство: был застрелен некий нотариус, после того как Соньер помог ему перевести древнее завещание, написанное на латыни. Что спровоцировало инцидент, случившийся в присутствии Соньера? Кто заРубил отшельника в близлежащем местечке Кустосса в 1897 году, накануне Дня Всех Святых — Самейна? Все его бумаги были перерыты и, предположительно, частично похищены, само тело выглядело как приготовленное для торжественной церемонии, не имелось никаких признаков взлома, не осталось отпечатков или следов.
Вымогательство: раскрыл ли Соньер тайну Приората Сиона/тамплиеров/катаров, так что таинственный «ПС», Ватикан или еще кто-то платил ему за молчание?
Спрятанные сокровища: нашел ли Соньер (выберите, как минимум, одно) сокровища меровингского короля Дагоберта II? Сокровища еврейской Священной Земли — включая Арку Согласия — привезенную в Рим Титом, а затем украденную вестготами? Тайно вывезенные в 1244 году при падении Монсегюра катарские сокровища? Сокровища, спрятанные в окрестностях тамплиерской твердыни в Шато Бланшфор или Безу? Рецепты получения драгоценных металлов, оставленные ранними алхимиками или розенкрейцерами? Ценности, припрятанные до лучших времен аристократами, погибшими в ходе Французской революции?
Увечья, скупость, рыцари, спрятанные сокровища, подозрения, убийства… тени «Мальтийского Сокола». Где же Сэм Спейд [144], когда он так нужен нам, бормочущий о «веществе, из которого сделаны мечты», в попытке распрощаться с символической черной птицей?
Но мы возвращаемся к нашей шахматной доске и удаляем с нее всех игроков, за исключением одного коня. В качестве первоисточника берем текст со стелы на могиле Мари, над сочинением которого так долго трудился аббат Биту. Эта надпись выглядит следующим образом:

Весьма специфические орфографические ошибки Биту считаются преднамеренными, являющимися частью кода. Зачем еще иначе разделять буквы в имени «Мarie» и писать с ошибками оба названия и «Arles» (Арль), и «Hautpoul» (Отполь)? Как правило, имена покровителей выписываются со всей тщательностью, если, конечно, не имеется веской причины делать обратное. И какой священник мог написать с ошибками «requiescat in расе» («покойся с миром»?) Неверный пробел в написании этой стандартной латинской фразы дает слово «catin», имеющее несколько значений. А это «(P.S.)» в конце — вообще красный флажок для приверженцев идеи о существовании Приората Сиона.
Итак, начнем сбор якобы допущенных в тексте ошибок. Что касается прописных букв, то обратим внимание на Г в «СТ» (которое должно быть «СI»), крайнюю М из «Марии» в конце первой строки. Далее идет р из «DABL.ES» в строке 3 — это место должно читаться как «DARLES». Ниже, в строке 10, находим О там, где римская нумерация требует С для указания на 1781 год. Из строчных букв отметим е, находящиеся в строках 1, 2 и 4, и, наконец, р из строки 7. Из этой странной подборки ученые, занимающиеся тайными заклинаниями тамплиеров, составляют словосочетание MORT éрéе, означающее «меч смерти». После удаления указанных восьми букв, в тексте надписи остается еще 128 символов, что соответствует удвоенному числу клеток шахматной доски.
Теперь попытаемся выяснить смысл текста, на зашифровывание которого аббат Биту потратил столь долгое время. Ключ для расшифровки содержит 128 букв; он был обнаружен Беранжером Соньером в одном из пергаментов. Шифр был разработан с использованием 25 букв [145] (во французском алфавите нет буквы W). Итак, начнем добавлять значение каждой ключевой буквы из пергамента к значению буквы из фразы «MORT éрéе», затем к значению буквы из полной, написанной с ошибками фразы на могиле Марии, переводим полученное в цифры и записываем задом наперед. Предполагаемый результат — алфавитную солянку из 128 новых букв, отобразим на двух шахматных досках сверху вниз, слева направо на первой доске и сверху вниз, справа налево на второй.
А теперь, наконец, мы возвращаемся к заявленной теме, к ходу конем. Наш конь «скачет» сначала по одной доске, а затем — идентично, но как бы в горизонтальном отражении — по другой доске, составляя по буквам новые слова, в соответствии с порядком ходов.

И вот что получается:
BERGERE PAS DE TENTATION QUE POUSSIN
TENIERS GARDENT LE CLEF PAX DCLXXXI PAR LA
CROIX ET CE CHEVAL DE DIEU J'ACHEVE CE
DAEMON DE GARDIEN A MIDI POMMES BLEUES

По-русски это можно прочесть так:

ПАСТУШКА НЕТ СОБЛАЗНА ДЛЯ КОТОРОГО ПУССЕН
И ТЕНЬЕ ХРАНЯТ КЛЮЧ МИРА 681 С
КРЕСТОМ И ЭТИМ КОНЕМ ГОСПОДНИМ Я ДОСТИГАЮ ЭТОГО ДЕМОНА
ХРАНИТЕЛЯ В ПОЛДЕНЬ СИНИХ ЯБЛОК

Аббат Биту имел все возможности для того, чтобы защитить секреты семьи Мари, вне зависимости от того, касались ли они материального наследства или мирской/духовной родословной. Он принял ее последнюю исповедь, не торопясь подготовил надпись на ее могильном камне, и, как приходской священник в церкви Св. Марии Магдалины, мог легко спрятать пергаменты, которые Соньер обнаружил многими годами позже, во время реконструкции алтаря. И он, безусловно, не имел никаких резонов для облегчения задачи того, кто найдет его ключи.
Но даже расшифрованным этот текст по-прежнему выглядит странным, так что давайте взглянем более пристально на все слова, содержащиеся в нем, в том числе на переведенные, расшифрованные и так далее.
Начнем со слова catin из 11-й строки на стеле. На французском жаргоне это слово означало «проститутка», но, кроме того, на местном диалекте ему соответствовали такие понятия, как «впадина» или «пещера». Если только Биту не считал свою покровительницу Марию банальной шлюхой, то данное слово может служить отсылкой к личности бывшей, предположительно, проститутки Марии Магдалины и указанием на потайное место [147].
Никола Пуссен (1594–1665) и два Давида Тенье (старший, 1598–1649, и его сын, младший, 1610–1690) — художники, чье творчество тесно связано с Рен-де-Шато, что особенно наглядно демонстрируется в картине «Les Bergers d'Arcadie» («Пастухи Аркадии») Пуссена. В самом деле, другая закодированная священником фраза, выбитая на горизонтальной плите, покрывающей могилу Мари и состоящая из таинственной смеси латинских, греческих букв и тамплиерских крестов, переводится как Et in Arcadia Ego («И я в Аркадии»). Эта же фраза присутствует и в надписи на могиле, являющейся центральным элементом картины Пуссена. Аркадия может быть метафорическим выражением места пасторальной простоты, но название соседнего города, именуемого Арк, расширяет возможности толкования. Считается, что на картине изображены окрестности именно этого города. Помимо всего прочего, Арк находится на старой Линии Розы — французском нулевом меридиане, проходящем через церковь Сан-Сульпис в Париже.
Странную фразу «меч смерти» также можно интерпретировать различно. Mort, хотя и означает в первом приближении «смерть», но, одновременно, трактуется и как «безжизненный» или просто «застойный». Что касается «меча», то помимо напрашивающихся аналогий с фатальным клинком, проткнувшим глаз Дагоберта II, давайте вспомним о fleur-de-lys, ирисе, королевской эмблеме меровингов. Латинское название ириса — gladiolus, что означает «маленький меч», из-за его лепестков, по форме схожих с лезвиями [148]. С кончиной Дагоберта II королевская австразийская ветвь Меровингов фактически пришла в упадок.
Возможно ли изучать такой материал, не выдвигая своей собственной версии? Я поддалась соблазну, и мое любимое расширенное прочтение перевода выглядит так.
Мари, в роли пастушки-хранительницы никаких соблазнов не возникнет, покуда Пуссен и Тенье охраняют твой мир и покой, поскольку Женщина не является Евой-искусительницей. Помни 681 [когда сын Дагоберта II Сигеберт был привезен в Рен-де-Шато]. С помощью Господа и этого шахматного Рыцаря-коня я создаю этот код, чтобы быть духом-хранителем: ищи в полдень [149] среди винограда.
«Полдень» — хороший перевод для слова Midi, так как, возможно, именно в это время суток Солнце находится под углом, необходимым для обнаружения потайного места. В полдень тени, отбрасываемые Солнцем, ориентированы по меридиальному направлению север-юг, и, вероятно, вовсе не случайно, что «Линия Розы» (меридиан) проходит через соседнюю деревню Рен-де-Бан. Но и сам регион, помимо прочих, старых и новых названий: Лангедок, Окситания, Септимания («5ЕрТ»), Прованс, имеет еще одно наименование — Миди.
Под упомянутыми «синими яблоками» может подразумеваться виноград, высаженный на или рядом с пресловутым секретным местом. Эти «яблоки» своим цветом, очевидно, были призваны контрастировать с красным яблоком соблазна Евы, подобно тому, как Деву Марию отождествляли с Белой Королевой, а Марию Магдалину, наоборот, с Черной или скрытой Королевой. Нехорошее тут противопоставлялось плохому, но видимое — скрытому.
Соблазняющим, синим или иным, но мы должны уделить особое внимание этим яблокам, поскольку, в отличие от всех остальных ходов конем, которые мне удалось найти, маршрут аббата Биту создает пятиконечную звезду, по мере передвижения по первым восьми клеткам. Это выглядит так, как будто он специально сделал отсылку к божественной женщине, поместив ее символ прямо в центре шахматной доски.

Мы обнаруживаем созданную семечками звезду внутри каждого яблока, разрезанного горизонтально, а сама яблоня, как известно, посвящена Венере, чья планета выписывает пентаграмму в ходе восьмилетнего движения по орбите, возвращаясь затем к изначальной точке, подобно повторяющемуся ходу конем. Тамплиеры знали об особенностях орбитального движения Венеры (см. главу № 10); мы рассмотрим более подробно эту планету и ее пентаграмму позже.
Хотя у винограда нет столь очевидных ассоциаций с пентаграммой Венеры, однако существует тонкая и неотъемлемая его связь с числом 5. Там, где стебель соединяется с листьями, каждый виноградный лист разветвляется на пять отчетливо заметных прожилок, подобно тому, как запястье человека переходит в пять пальцев.
Виноград важен. Помимо общеизвестных связей с Венерой, посредством Диониса, он недвусмысленным образом отсылает нас к родословной Марии Магдалины и Иисуса, символически изображаемой как виноградная лоза. Это традиционный генеалогический посыл, например, вроде такого: «Жена твоя, как плодовитая виноградная лоза» (Псалом 128), или «Твоя мать была, как виноградная лоза, посаженная у воды; плодовита и ветвиста… Но во гневе вырвана… А теперь она пересажена в пустыню… и не осталось на ней ветвей крепких для скипетра властителя» (Иезекииль 19:10–14). Библия содержит много мест, где вино является метафорическим символом избранников Господних. Хотя библейские тексты предшествовали Меровингам, метафора продолжала использоваться, и их потомки именовали себя «виноградной лозой» [150]. А у катар изображение двух колонн, служащих подпорками вьющемуся винограду, выступало в качестве водяного знака для изготавливаемой ими бумаги [151]. И припомните, что одна из ярчайших звезд созвездия Девы зовется Виндемиатрикс, то есть «винодельница».
Если вы поедете в Рен-де-Шато, то не озадачивайтесь поисками надгробия Мари. Подробности, о которых говорилось выше, стали известны ныне лишь потому, что одна научная группа, в свое время, из чистого любопытства, занималась исследованиями этого объекта. К ужасу прихожан, Беранжер Соньер уже позже уничтожил надгробие маркизы.
Следует также отметить, что помимо умозрительных заключении, некоторые из чисел получили и практическое воплощение в здешних объектах. Так, во славу Марии Магдалины и праздника в ее честь, от-нечаемого 22 июля, Соньер повторял число 22 во всех своих строительных нововведениях: двадцать две ступени ведут в его башню, двадцать две ступени спускаются к зимнему саду, две террасы в саду имели по одиннадцать ступеней каждая, кроме того, существовали и другие конструкции, в которых присутствовало число 22. И, быть может, в знак признания хода конем источником всего этого богатства, один из этажей Соньер велел выложить плиткой, с сеткой 8 на 8 .
И, наконец, еще немного чисел. После посещения «таинственными странниками», Беранжер Соньер 17 января 1917 года пережил инфаркт. Именно в этот день, только 136 годами ранее умерла Мари, маркиза д'Отпуль де Бланшфор.
Соньер умер несколькими днями позже, разумеется, 22-го.

Комментарии закрыты.

На главную