Магия в материальном мире

Автор: admin - 31 Мар 2017

.

Деятели, возродившие в XIX столетии интерес к оккультизму, оставили нам в наследство ложную дихотомию Высшей Магии и магии низшей. Высшая Магия связана с развитием «духовности»; низшая же магия, или колдовство, попросту манипулирует повседневным материальным миром. Философские причины этого разделения кроются в христианстве эпохи Просвещения, когда вбивался клин между духовным (вотчина Церкви) и светским (сфера интересов зарождавшейся Науки). Новый оккультизм XIX века стремился примирить жажду духовности с новой властью науки, ибо власть ортодоксальной религии явно слабела в огне войн, быстрых социальных перемен и технологического бума. Как ни странно, в XX веке к такому примирению стремится наука, некогда заклятый враг духовных побуждений.

Революции квантовой физики и нелинейной динамики заставляют нас вспомнить о магичности мира. О том, что мы, как выразительно сформулировал Алан Мур, непредсказуемы, как и не снилось Гейзенбергу.[3] «Традиционные» высшие маги возводили величественные здания в абстрактном пространстве, при помощи которых надеялись приблизиться к идее «Божественного» и вырваться из объятий материального мира. Некоторые из тех знаменитых архитекторов Духа картинно обрушились с высоты, и биографы аккуратно описали сжигавшие их страсти, а целые легионы писак и до сих пор снабжают нас скрупулезно собранными обрывками их видений, кодов, систем… Но их время ушло. Магия перестала быть территорией избранных, и нам уже не нужны изречения мятежных ангелов, возвещающих неопределенность будущего. Но, хотя молодым и глупым свойственно глумиться над ошибками предшественников, давайте все же не забывать, что, по существу, их магия работала: мы-то здесь! Вот и сейчас я ощущаю признаки активизации следующего поколения магов и горячо надеюсь, что они тоже превзойдут поколение нынешнее; что они не прельстятся прошлым, а продвинут магию вперед.
Как трансцендентальный уклон магов XIX века отражал характерные страсти той эпохи, так и современная магия конца тысячелетия отражает веру в технологию и панорамный взгляд на культуру. В любом из наших западных городов происходит смешение культурных стилей разных стран и исторических эпох. И наблюдается тенденция свести магию просто к набору техник, поскольку новоявленным магам требуются «более совершенные» техники, скорейшие результаты, мгновенное просветление. Современные технологи духа подвергаются такому же риску, как и предыдущие поколения архитекторов абстрактного: риску сужения кругозора и общей неуравновешенности.
Магия могущественна; она опасна, как опасно все, что вызывает изменения. Человек может тянуться к магии, прельститься ее чарами или оказаться выброшенным на ее берега в результате кризиса, но, безусловно, магия — не для всех. Не станем же мы неразборчиво пичкать всех подряд сильнодействующими психоактивными веществами или разрешать детям играть с опасными приборами. Прелесть технологии — в том, что ее создатели всегда дистанцируются от способа применения своих творений. Но очарование длится недолго, а последствия всегда оказываются несколько другими. В шестидесятые годы, когда человечество овладело атомной энергией, нас тешили утопическими перспективами ее применения. Через тридцать лет «атомные» чары подразвеялись. То же самое происходит с магией. Как правило, наше представление о перспективах магии весьма отличается от реальности, в которой мы оказываемся после многолетней магической практики.
Способность выполнять сложные магические действия требует долгих лет напряженных усилий; это годы учебы, тренировки, практики, анализа и растущего самосознания. Это чрезвычайно полезные годы; с течением времени мы развиваемся, вырабатываем моральный кодекс чести, закладывающий основы нашей силы и фундамент, на котором мы строим нашу магическую реальность. Часто говорят, что сильный маг всегда один в толпе, чужой и отстраненный. Многие и стремятся к этому состоянию, подкармливая собственное эго ощущением превосходства и желанием выглядеть «мудрецом». Намного реже говорится, что сведущий маг, который слишком остро ощущает свое одиночество, скорее должен скорбеть о потерянной невинности, хотя бы и в глубокой тайне. Нельзя изменять мир, не подвергаясь изменениям. Любое обретение силы требует самопожертвования. Игра магических последствий нескончаема.
Появление Магии Хаоса привело к смещению акцентов в современной магии. Практическая магия, направленная на получение «наблюдаемого» результата в «реальном» мире, до недавнего времени считалась «не совсем праведным деянием», так как не подразумевала «Духовного Совершенствования». Нечто подобное происходило в науке: ученые-естественники и математики отказались от попытки понять Природу, которая оказалась, мягко говоря, неупорядоченной и не всегда подчинялась аккуратным формулам; вместо этого они предпочли изучать настолько малые и абстрактные события, что порой трудно понять, как они связаны с повседневной жизнью. Значительная часть магической практики связана с внутренним опытом — настолько значительная, что человеку очень легко возомнить себя «великим магом», опираясь лишь на этот внутренний опыт, а не на способность реализовать опыт в практическом действии. Поэтому так часто приходится сталкиваться с людьми, которые объявляют о своей магической силе, но в обычной жизни демонстрируют удручающее бессилие.

Комментарии закрыты.

На главную