Глубоководный человек моря

Автор: admin - 31 Мар 2017

.

Может ли неразвитый эмбрион ползать или плавать? Почему бы нет; например, 12-дневный эмбрион кенгуру самостоятельно выбирается из матки через влагалище и ползет в сумку, цепляясь за шерсть своими крохотными «ручонками». Можно предположить, что другие недоразвитые эмбрионы, в другое время и в другой обстановке научились не только ползать и плавать, но и размножаться и превратились… в устриц и улиток. Иные обзавелись прочной известковой раковиной и с того момента существуют в ней сотни миллионов лет.

Предки осьминогов, которых называют приматами моря за их сообразительность, свернувшись колечком, произвели необходимую трансформацию своего тела и превратили остатки желточного мешка в ловчую сеть (щупальца с присосками). Кто бы мог подумать, что гигантские 15-метровые кальмары, иногда нападающие на китов, являются далекими потомками эмбрионов человека, некогда приспособившихся к жизни в океанской пучине.
Энгельс, наверное, сказал бы об осьминоге, что он развил щупальце-руку и превратился в человека моря. Осьминожные щупальца называют не только руками, но и ногами. Водолазы и морские туристы нередко наблюдают осьминогов передвигающихся по дну «на цыпочках» — на самых кончиках вытянутых вниз щупалец. В таком положении осьминоги удивительно напоминают головастого человека. Но этим сходство с человеком не ограничивается. У осьминогов действительно крупный мозг, помещенный в хрящевой череп. Причем хрящ по своему составу близок к хрящевой ткани позвоночных животных и человека. Более того, глаза осьминога мало отличаются от глаз человека. (Отличие состоит в том, что человек фокусирует глаз на различных предметах, изменяя кривизну хрусталика. Глаз осьминога снабжен круглым хрусталиком, который при фокусировке на предмет то приближается к сетчатке, то от нее отдаляется. Это происходит подобно тому, как в фотоаппарате движется объектив).

Осьминог вовсе не так безобиден, как может показаться: у него очень острый клюв, напоминающий клюв попугая, — неровен час, может и укусить. Слюнные железы головоногого содержат яд, который действует парализующе на центральную нервную систему и по своему действию похож на змеиный.
У осьминога сравнительно небольшой рот, и в нем нет зубов. Свою добычу он не может разжевать или проглотить целиком. Зато его язык покрыт роговыми зубчиками, которыми хищник перетирает в «пюре» свое излюбленное лакомство — крабов и рыб.
В отличие от человека у головоногих моллюсков голубая кровь. А все потому, что у них в крови вместо гемоглобина — гемоцианид. Дыхательный пигмент содержит вместо железа медь, что придает крови голубой цвет. Несмотря на другой цвет крови, кровеносная система головоногих замкнутая, как у высших позвоночных. Артерии через капилляры переходят непосредственно в вены.
Тело головоногих не имеет прочного осевого скелета, как у позвоночных животных, оно сложено пополам, и выход из прямой кишки находится рядом с головой. Но такое соседство рта и ануса животных не смущает, более того, они научились извлекать из этого большое преимущество. В узкую мантийную щель нагнетается вода, которая затем при сокращении брюшной мускулатуры с силой выбрасывается наружу. Возникшая реактивная тяга отбрасывает головоного моллюска в другую сторону. «Реактивный двигатель» позволяет животным достигать весьма приличной скорости передвижения. Особенно поднаторели в этом кальмары — ракетой проносятся в синеве океана. При этом они плывут головой назад. Даже незначительный поворот щупальцев-рулей изменяет траекторию движения…
Головоногие, несмотря на свои инфантильные черты, ловко научились избегать врагов. Так, при встрече с нежелательным противником они выбрасывают из особого резервуара (чернильного мешка), размещенного в прямой кишке, чернильную кляксу, по своим очертаниям напоминающую собственное тело. При соприкосновении противника с этой кляксой она «взрывается» и окутывает врага густым чернильным облаком. Пока озадаченный противник терзает чернильный макет головоногого, тот, переменив цвет и став неотличимым от внешней среды, спасается бегством. Таковы все дети — хитростью стремятся избежать неприятностей. Головоногие, особенно осьминоги, как дети любознательны: убедившись, что им ничто не угрожает, стремятся удовлетворить свое любопытство, исследуя незнакомые предметы, даже пробуя с ними играть.
Осьминоги привязаны к укромным уголкам; они способны возводить дома — исследователи нередко обнаруживали целые подводные города созданные осьминогами. Животные стаскивают со всей округи раковины и панцири съеденных крабов и как из кубиков сооружают из них стены наподобие крепостного вала. Затем заползают внутрь своего сооружения и сверху прикрывают себя крупным камнем, держа его над собой как крышу. В случае опасности крыша опускается и хозяин дома оказывается защищен со всех сторон. Когда осьминогу необходимо совершить прогулку, он делает это, прикрывшись большим камнем — держит его над собой как щит. При нападении хищника с помощью этого щита отражаются атаки.
Желанием осьминогов заполнять пустые емкости с успехом пользуются рыбаки: опускают в воду большие раковины моллюсков, кувшины или даже трубы, и через некоторое время туда заползают осьминоги, не покидающие своих убежищ, даже тогда, когда их вместе с новым домом вытаскивают на поверхность. Так ловят осьминогов в Тунисе, Индии, Японии, Италии и на Кубе.
Кто знает, может быть в таком странном поведении животных проявляется ностальгия по тому давнему времени, когда предки осьминогов еще покоились в виде незрелых эмбрионов в утробах своих матерей.
Многорукие люди-тараканы ушли в подполье
Иной способ существования мы видим у членистоногих. При всем разнообразии этих животных все они имеют характерный вид и своеобразное индивидуальное развитие (онтогенез). Одни зреют в яйце, превращаются в прожорливую личинку, неподвижную куколку и лишь потом приобретают все черты взрослых животных. Другие сразу появляются на свет похожими на своих родителей, являя собой их уменьшенную копию. Они всю жизнь растут и линяют, сбрасывая с себя старенькие хитиновые костюмчики.
Как выглядели далекие предки членистоногих, сказать трудно. Ясно одно: они никогда не росли на дереве как яблоки, не созревали в грибнице как грибы и не плавали в океанских просторах как моллюски. Может быть, у них было живорождение и они вынашивали своих отпрысков как люди — в животе, однако потом научились откладывать яйца и процесс пошел быстрее. Например, у насекомых с полным превращением недоразвитые эмбрионы — личинки приспособились вести пассивный образ жизни, до тех пор, пока не превращались во взрослых. У общественных насекомых это привело к созданию каст и громадных сообществ, насчитывающих порой миллионы особей.

Возможно предки членистоногих ходили выпрямившись, и гордо посматривали по сторонам. Они были куда крупнее, чем их потомки, об этом говорят ископаемые находки. Так, в древних отложениях силура и карбона найдены двухметровые ракоскорпионы и родственники стрекоз — размах их крыльев чуть меньше метра. Скорее всего, общие предки членистоногих не имели крыльев — они, как современные люди, наслаждались полетом своей мысли. Однако часть членистоногих людей решила, что этого им явно недостаточно, и стала отращивать крылья, дабы познать настоящий полет. Они поступили точно так же, как древние позвоночные люди, которые устремились в небо, отрастив на теле и руках перья вместо волос. Последние превратились в птиц, а разумные предки членистоногих — в насекомых.
Первые насекомые парили в насыщенной водными парами атмосфере палеозойской Земли, вдыхали воздух с повышенным содержанием углекислого газа и были счастливы. Идиллию разрушили космические пертрубации. Атмосфера Земли изменилась — солнце стало палить нещадно. Бывшие хозяева земной жизни сильно помельчали, многие из них были вынуждены вернуться на грешную землю, однако вернулись уже без рассудка. Знать наказал их творец за отступничество и своеволие. Деграданты встали на шесть лап, потеряв свою былую многорукость, зарылись в землю, ушли в воду, где и живут до сих пор. Оказавшись в таком положении, многие насекомые вступают в особые, интимные отношения с растениями: живут за их счет, питаются и размножаются. Например, колония термитов превращаются в гигантский завод по утилизации древесины. Надо отметить, что и растения со своей стороны образуют с членистоногими прочный симбиоз, который помогает и тем и другим выжить. Дабы сократить численность не в меру расплодившихся насекомых и удовлетворить свои амбиции, хищные пауки научились натягивать свои ловчие сети.
Предки тараканов, термитов, ос, пчел и муравьев и в прошлом не выглядели безобидными. Мощные жвалы могли разорвать любого, кто посмел покуситься на их благополучие, а если принять еще в расчет их тогдашние размеры и количество, то врагу было явно несдобровать. Однако настали новые условия, эпоха сменилась и им на смену пришли иные фавориты. В новых, неблагоприятных условиях многие насекомые перешли к общежитию, сформировав социум единомышленников, который помог им выжить. Научившись управлять развитием отдельной особи, общественные насекомые создали мощное толпототалитарное государство, которое подавляет волю индивида и лишает его права на независимую жизнь. «Общественники» противопоставили враждебному окружению мощную силу, состоящую из миллионов бездумных голов, подверженных лишь «химическому чувству». Как показала практика, это стало действенным способом борьбы с врагами, включая человека, с его химикатами, который оказался бессилен перед насекомыми, превзошедшими его в организации социума. Впрочем, разумные предки членистоногих, вероятно, в далеком прошлом выглядели более цивильно и настроены были более миролюбиво.

Комментарии закрыты.

На главную